Опыты над свежими растительными веществами

Из таких веществ мною исследовались только мясистые корни репы, моркови и белые листья капусты. Для опытов над ними приготовлялись небольшие стерилизованные колбочки, заткнутые пыжом из ваты. В колбочки наливалось незначи­тельное количество стерилизованной воды, и затем материал для разложения вносился следующим образом.

Листья капусты выбраны были мною потому, что в плотном кочне нельзя ожидать нахождения низших организмов во вну­тренних частях, если только растение здорово. Поэтому, снявши несколько слоев верхних листьев, можно иметь массу листьев, свободную от бактерий и грибов; чтобы внести листья в колбочку, я пробуравливал кочан прокаленным широким сверлом (обыкновенно употребляемым для пробуравливания пробок) и выталкивал забранные в сверло круглые отрезки листьев прокаленным стержнем. При таком приеме листья

Почти белой от разрастающейся плесени, вертикально стоящие ветки которой колеблются движущимся воздухом. Отлично предохранялись от пыли; заготовивши сразу большое количество колбочек и сверл, можно было одновременно при­готовить много материала для опытов. Куски мясистых корней вырезывались и Помещались в колбочку таким же образом, но только сперва корни тщательно обмывались, от них отрезалась часть стерилизованным ножом и сверло погружалось в свежий разрез. Заготовленные таким образом вещества самопроизвольно не подвергаются разло­жению, и только в немногие колбочки попадают бактерии или (чаще) плесень; такие колбочки для опытов не употреблялись. Опыты над растительными веществами, подвергавшимися действию высокой температуры некоторые растительные вещества не могут быть освобо­ждены от живых зародышей низших организмов при обыкно­венной температуре, и их приходится стерилизовать действием высокой температуры. Из таких веществ испытаны мною по преимуществу зерна различных растений: пшеницы, гороха, бобов, кукурузы, гречихи; таким же способом стерилизованы березовые опилки; обыкновенно я употреблял или многократ­ное кипячение, или оставлял колбочки (предварительно сте­рилизованные отдельно) с этими веществами, смоченными некоторым количеством воды, на водяной бане день и ночь. Таким образом, они попеременно нагревались и охлаждались, и недели времени оказывалось всегда достаточно для полного стерилизования их.

При этих исследованиях главное внимание мое было обра­щено на следующий вопрос: так как разложение органических веществ происходит под влиянием низших организмов и так как в почве разлагающееся вещество скоро становится темным, т. е. превращается в перегной, то какими именно организмами обусловливается это образование перегноя? Определивши это, можно было надеяться хотя приблизительно проследить и химические изменения растительных веществ при их превраще­нии в перегной.

Прежде всего я обратил в этом отношении внимание на бак­терии. Получая чистые культуры их из черноземных почв по способу Коха, я проделал несколько рядов опытов над всеми упомянутыми выше веществами. Число отдельных колбочек, употребленных для этого, дошло с течением времени до 150, но все мои опыты были неудачны: все бактерии, полученные из почвы, давали в чистых культурах бесцветные твердые продукты разложения или же продукты, окрашенные в яркие цвета (желтый, красный), но никогда не получалось и светло-бурой массы, не говоря уже о еще большем потемнении суб­страта.

Получая постоянно такие результаты, я пришел к предпо­ложению, что, может быть, бактерии, находящиеся в почве, не могут образовать темных продуктов разложения в том только случае, если они действуют на субстрат несовместно. Тогда я снова заготовил ряд культур на желатине, но при этом не отделял уже одних бактерий от других, а отделял только грибы от бактерий ні затем вносил в колбочки разные бактерии одновременно. Точно так же я смешивал по нескольку бактерий из чистых культур и затем смешивал между собою разные смеси бактерий. Результат всегда получался тот же, т. е. темных продуктов разложения не было получено ни в од­ном случае. Произведя многочисленные исследования и в этом направлении, я, наконец, потерял всякую надежду получить таким путем перегнойные вещества. После этого я остановился на новом предположении: в каж­дой почве находятся бактерии, живущие без доступа воздуха. Достаточно внести в колбу с узким горлом, наполненную жид­костью до верха, самое незначительное количество почвы, чтобы в колбе началось брожение с отделением назов. Поэтому бактерий, производящих в субстрате синюю и зеленую окраску, я не имел. Я исследовал, не образуются ли перегнойные вещества при жизни бактерий без доступа воздуха. Для этого мною произ­веден ряд культур без доступа воздуха, причем я поступал следующим образом.

Небольшие колбочки с растительными веществами разного рода наполнялись почти до верха водою и затыкались каучу­ковыми пробками, в которые вставлены были по две трубки, внутри колбы оканчивающиеся у самой пробки. Снаружи одна была прямая и короткая; на нее надевался небольшой кусок каучуковой трубки. Другая трубка была длинная, отогнута вниз, и внизу на нее тоже надевался небольшой конец каучу­ковой трубки. Длинный конец трубки опускался в другую, большую колбу, в котороіі была вода и горло которой заты­калось ватой. После этого содержимое внутри маленькой трубки подвергалось кипячению, причем пары выходили сперва через короткую трубку вверх. Затем каучуковая трубка здесь зажималась, и тогда пары шли через длинную трубку в боль­шую колбу, где вода была тоже доведена до кипения. После продолжительного кипячения лампа отнималась и колбы охлаждались, причем меньшая совершенно наполнялась водой. На другой день колбы снова нагревались; нары из меньшей колбы шли в большую; затем открывалась каучуковая трубка сверху и пары устремлялись сюда; через некоторое время трубка здесь зажималась и пары снова шли в большую колбу; наконец, опять все охлаждалось. Такая операция повторялась три-четыре раза. Оставивши потом колбы, мы не заметим в них ни малейших признаков какого-либо брожения.

 
замена дисплея samsung galaxy note 3, асц.