Разложение органических остатков

Г-н Докучаев в подтверждение своего мнения ссылается, правда, на цитату Майера из Буссенго, приведя ее, однако, не вполне, потому что он не придавал выпущенной фразе ника­кого значения; именно, у Майера говорится (мы приводим ци­тату, подчеркнувши слова, которых нет у г. Докучаева): «Далее Буссенго сообщил весьма важные наблюдения над влия­нием температуры на тление (Verwesung), о различном ходе этого процесса в неодинаково теплых климатах. Разложение органических остатков происходит, по мнению этого исследо­вателя, под тропиками совершенно иначе, и, например, торф в этих жарких местностях совершенно не известен. Там раз­ложение органических веществ под водою происходит при об­разовании угольной кислоты и болотного газа. Но там же, с повышением на несколько тысяч футов над поверхностью моря, например на андских плато, где господствует средняя темпе­ратура в 8—10°, там начинается образование торфа, что дока­зывает собственно, что только температура обусловливает иной ход процесса тления».

В этих словах Майера совсем изменен смысл слов Буссенго, у которого о том же са­мом говорится следующее: «Органические вещества, погруженные в большие массы воды, менее подвергаются различным я быстрым изменениям температуры, чем в воздухе, и их раз­ложение может происходить медленнее и равномернее; раство­римые вещества, которые в них содержатся или которые обра­зуются во время разложения, большей частью при этом рас­творяются, и температура, следовательно, таким путем может производить большие различия в конечном результате. Торф, который происходит, как известно, при медленном разложении растений под водой, по-видимому, не образуется в озерах жар­кого климата, и его, может быть, еще никогда не находили в стоячих водах тропических стран. Древесина, по-видимому, здесь вполне разлагается на угольную кислоту и углеродистый водород (болотный газ), которые составляют вероятную при­чину нездоровья этих стран. Только на плато высоких Андов, где средняя температура не выше 8—10° С, находятся озера с торфяным дном».

У Буссенго, следовательно, ни слова не говорится об ином направлении процесса гниения под тропиками, а только о ко­нечном результате гниения, о том, что при высокой темпера­туре разложение идет быстро и древесина успевает вполне разложиться на угольную кислоту и болотный газ, не оставляя торфа. Всем известно, что и у нас в болотах разложение проис­ходит с выделением угольной кислоты и болотного газа, т. е. в том же направлении, чего не мог не знать Буссенго и что по непонятному недоразумению совершенно в ином свете передано Майером, вероятно потому, что Майер (как можно заключить из приведенной цитаты и из других его сочинений) вообще мало знаком с исследованиями над разложением органических веществ в природе.

Ввиду сказанного мы можем совсем не принимать в расчет цитаты из Майера, а последуем дальше за доводами г. Доку­чаева. «Далее, представим себе три местности, — говорит он на той же странице своей книги, — с одинаковыми (приблизи­тельно, конечно) условиями грунта, рельефа и возраста; пусть они одновременно сделаются жилищем одних и тех же растений. Но предположим затем, что одна из них находится в той полосе России, где чувствуется сильный недостаток метеорных осад­ков и сравнительный избыток теплоты й света, где лето длин­ное, а зима короткая, где растительный период хотя и носит на себе характер энергичный, но он весьма не продолжителен, где суховей в течение двух-трех суток высушивает колодцы и спалят растительность, где нет лесу, мало рек и сильное испарение. Другая местность пусть залегает в том районе России, где существует (относительно) избыток влаги, много лесов и болот, где чувствуется недостаток теплоты, где зима продолжается 6—7 месяцев, а теплое время — 3—4, где испа­рение очень слабое, где почва всегда более или менее сыра. Наконец, третий участок помещается в такой полосе России, где климатические условия занимают как раз середину между двумя упомянутыми крайними случаями. Как известно, такие примерные предположенные нами климатические особенности довольно близко соответствуют: а) северной, б) крайней юж­ной и юго-восточной России и в) лучшим частям нашей черно­земной полосы, причем, конечно, между ними существует целый ряд переходов.

«Спрашивается, мыслимо ли, чтобы при таких существенно различных условиях образовались бы одинаковые раститель­ные почвы? Конечно, нет, если даже допустить мало вероятное предположение, что годовой прирост растительности будет всюду одинаков. Ведь, очевидно, во втором случае (б) будет сгорать растительности и на воздухе, и в почве несравненно больше, чем в первом; здесь мыслимо даже такое явление, что годовой прирост дикой растительности будет как раз равен ее годовому расходу; понятно, тогда почва будет почти вовсе лишена гумуса, что мы в действительности и встречаем на крайнем юго-востоке России; но зато здесь весь гумус, так или иначе уцелевший в почве и происшедший от гниения раститель­ности при свободном доступе воздуха и при сравнительно высо­кой температуре, всегда будет «сладкий».