Климатическое влияние

К этому нужно заметить, что из исследований Вольни, приведенных нами в первой главе, оказывается, что могут быть такие средние условия, при которых гниение происходит всего быстрее, и эти средние условия как раз аналогичны тем, какие предположены г. Докучаевым для черноземной полосы. Вольни показал, что при сочетании низкой температуры и зна­чительной влажности и при сочетании высокой температуры и малой влажности разложение может быть медленнее, чем при средней температуре и средней влажности. Следовало бы доказать, что опыт Вольни не может быть отнесен к чернозем­ной области, если она, по мнению г. Докучаева, отличается указанным у него средним характером.

Кроме того, что представления о процессах гниения в пре­дыдущем не верны, самая характеристика климатических полос черноземных и нечерноземных сделана г. Докучаевым не во всем точно; он оправдывает ее некоторыми фактическими данными, но едва ли можно признать эти факты достаточны­ми. «Приведенная мною характеристика климата отдельных полос России известна каждому; то же самое говорят и ме­теорологические данные, помещенные в известных работах Веселовского, Немца, Рыкачева. Воейкова и Вильда. Сущ­ность их сведена мною в особой таблице».

Указанная таблица помещена в брошюре г. Докучаева: «Ход и главнейшие результаты предпринятого императорским Вольным экономическим обществом исследования русского чернозема». «Нам не известны, — говорит здесь г. Докучаев, — периоды жизни растительности, величина их годового прироста по полосам, их сгорание на воздухе, просачивание в почву. Все эти в высшей степени важные данные только одни и могут детально решить каждый из поставленных выше вопросов о причинах географического распределения чернозема.

«Во всяком случае, мы можем сказать, что климат в север­ной России не тот, что в черноземной, а здесь не тот, что южной и юго-восточной России. Климат черноземной полосы характеризован подобными же данными, но температура взята для одной Тамбовской обл. (среднее из Тамбова и Замартына); для осадков взято среднее из Симбирска и Курска, а среднее за год из села Мохового Тульской обл. Климат южных и юго-восточных местностей характеризо­ван температурами для Царицына, а водяными осадками для Астрахани. «Местности Ряжска, Гурова, Грязей, Крутого, Ендовица, Волховской и Филонова—местности с лучшими чернозем­ными почвами — и по количеству осадков, и по температуре, по их распределению и характеру занимают как раз середину между Клипом и Коломною — с почвами северными, с одной стороны, и Городищем и Царицыным с почвами каштановыми и красными, с другой».

Если принять во внимание, что ни для одного из названных мест (за исключением температур для Царицына) в таблице не находится никаких метеорологических данных, то едва ли можно сделать па основании се какие-либо заключения о кли­мате этих мест; кроме того, вообще таблица составлена так, что никакие выводы из нее не возможны вследствие произволь­ного сочетания метеорологических данных; почему количества дождя по времени года и по месяцам взяты средние для Сим­бирска и Курска, а годовые для Мохового? Климат какой местности может характеризоваться подобными данными? Почему температура Царицына и атмосферные осадки Астра­хани характеризуют климат всех южных и юго-восточных местностей России? На эти и многие подобные им вопро­сы напрасно вообще стали бы мы ожидать ответа в бро­шюре.

Все это показывает, что г. Докучаев не дал характеристики климата черноземных местностей, такой характеристики, кото­рая показала бы нам нечто общее для всех их, отличающее их от местностей с другими почвами; это общее, если бы оно было найдено, должно быть особенно благоприятным для накопления органических веществ в почве. Только при таком условии можно было бы привести образование чернозема в связь с климатом. Но у г. Докучаева приведены еще некоторые доказатель­ства в пользу защищаемой им гипотезы, именно он говорит: Фактическую опору весьма сильного влияния климата на характер растительно-наземных почв составляют, по нашему мнению, следующие крупные факты: