Накопление органических веществ в почвах

Однако можно сказать, что такое влияние (если оно есть) должно быть весьма сложным и разнообразным, но никак не может быть простым; по этой причине разъяснение этого влияния представляет серьезные затруднения. К такому заключению мы приходим на основа­нии следующих соображений, мимоходом высказанных нами раньше.

  1. Могут быть такие различные климаты, при которых как прирост растительной массы (на одинаковых по свойствам почвах), так и разложение ее будут равны.
  2. Разнообразие климата может привести к одинаковому приросту растительной массы, но разложение может быть различно, а в этом отношении достаточно постоянной ничто­жной разницы, чтобы через долгий промежуток времени оказалась разница большая. Мыслимо и обратное, т. е. разами прирост при одинаковом разложении.
  3. Разнообразие климата может производить сильные различия как в приросте растительной массы, так и в разложении ее, и различия эти во многих случаях могут быть таковы что оценка конечного результата будет не возможна, как-, например, в тех случаях, когда более сильный прирост сов­падает с более сильным разложением.

Все это может представлять трудно преодолимые затрудне­ния даже при однообразии почв; если же в разных случаях и почвы будут неодинаковы, то затруднения могут только увеличиться. Для того чтобы показать на примере, какие могут быть тут затруднения, возьмем две местности: одну с определен­ной (не особенно высокой) средней температурой во время растительного периода и с определенным (довольно большим) количеством дождя, сравнительно часто выпадающего. Другая' местность пусть будет отличаться большей средней темпе­ратурой и меньшим количеством дождя. Возьмем для этого, например, С.-Петербург и Лугань; в этих местах мы имеем:

Разница между обоими местами весьма резкая. В Петер­бурге гниение происходит при невысокой сравнительно тем­пературе и, следовательно, будет под влиянием этой причины не особенно быстро; но гниющие органические вещества будут постоянно влажны, потому что дожди часты и воды выпадает достаточное количество; влажность эта будет ускорять раз­ложение. В Лугами воды выпадает мало и, кроме того, высо­кая температура способствует скорому высыханию органиче­ских веществ, что препятствует разложению; но здесь разло­жение происходит при высшей температуре, чем в Петербурге, а потому, может быть, даже в те короткие промежутки вре­мени, когда разлагающееся вещество еще не успеет высохнуть, из него разложится в конце концов не менее, чем в Петер­бурге. Что же будет иметь перевес в Лугани — высокая ли температура своим влиянием на ускорение разложения, или меньшая влажность — замедлением разложения? Вопрос этот и настоящее время даже для столь различных по климату мест, как Петербург и Лугань, не может быть решен даже с той небольшой точностью, какою можно вообще доволь­ствоваться при решении подобного рода вопросов. Чтобы еще более убедиться в этом, остановимся еще на некоторых подробностях.

В Лугани выпадает 9.29 дюйма дождя в 52 дня; следова­тельно, на каждый дождливый день приходится 0.179 дюйма. В Петербурге в один дождливый день выпадает 0.143 дюйма. Из этого можно было бы заключить, что хотя в Лугани дожди редки, но зато каждый выпадающий дождь смачивает разла­гающиеся органические вещества сильнее, чем в Петербурге. Этого сказать, однако, нельзя, потому что смачивание зависит по только от количества падающей дождевой воды, по и от про­должительности дождя; менее сильный, но продолжительный дождь произведет более сильное смачивание, чем дождь обильный, но кратковременный, потому что в последнем случае много воды стекает поверхностно, не успевая поглощаться почвой. Кроме того, степень смачивания зависит от степени сухости почвы или органических остатков до дождя: очень 1ухая почва и вообще сухие вещества и большим количеством воды не могут быть доведены до той степени влажности, До какой дойдут менее высохшие вещества даже при дожде

Менее сильном. Из всего этого мы не можем сделать никакого точного вывода относительно влажности разлагающихся в почве органических веществ в Лугани и в Петербурге; между тем, без точных сведений о степени влажности органических разлагающихся веществ мы не имеем возможности получить даже приблизительное представление о быстроте разложения их, хотя бы у нас были самые точные данные относительно температуры. Подобные же сравнения различных других местностей России (каких бы то ни было, все равно) одина­ково не могут нам помочь в разъяснении вопроса. Для того чтобы иметь какой-нибудь климатический масштаб для оценки занимающих нас явлений, приходится обратиться к местам далеким, но допускающим совершенно определенные заклю­чения.