Изменчивость почвы

В окрестностях Оренбурга и между ним, Бузулуком и Уральском и южнее последнего землю всего правильнее можно назвать пестрой или пегой, — все равно на склонах ли или на ровных местах. Полосы и пятна черной земли сажени в шириной и уже этого перемешаны с такими же полосами и пятнами серой до различной степени солонцеватой земли. Эта изменчивость почвы одинаково резко заметна: распахана ли земля и ничем не засеяна, или же это степь, не тронутая плу­гом, или если это посевы пшеницы. В первом случае пятна на почве ясно различаются по цвету и имеют резкие очерта­ния; где распаханная почва граничит с нетронутой степью, там видно, как бледносерая земля переходит в сизую степь, заросшую Linosyris villosa, Ceratocarpus arenarius или мелкой полынью; черная земля переходит в ковыльную степь. В посе­вах пшеницы эти разные ночвы отличаются тем, что пшеница или прекрасного роста (более 1V2 аршин), превосходно развитая во всех отношениях, или же она не более 4—6 вершков ростом, с пожелтевшими засохшими концами листьев, и эти места резко граничат между собой. Раздвинувши стебли пшеницы, легко видеть, что под хорошей пшеницей везде чернозем, а под плохой — серая солонцеватая земля. Во всех этих местах, если бы по направлению одной линии систематически соби­рать образцы почв через каждые 2 сажени, попеременно пришлось бы брать землю то бедную, то богатую перегноем.

Изменчивость почвы

Все эти почвы нормальные в смысле г. Докучаева; нельзя допустить иного предположения уже ввиду того, что измен­чивость их наблюдается на расстоянии одной-двух сажен; тем не менее разница между ними настолько велика, что дохо­дит до 11% перегноя. Даже разница между черноземными почвами на нескольких саженях доходит почти до 6%. Во второй части настоящего труда будут приведены убедительные (как я надеюсь) доказательства в пользу того, что такая разница в содержании перегноя обусловливается весьма небольшим (по-видимому) различием в свойствах почв, но действие этого различия, суммируясь в течение долгого ряда лет, приводит к результатам, которые невольно воз­буждают удивление, когда их видишь в первый раз.

Южнее Уральска черноземные места становятся все меньше, реже и, наконец, совсем исчезают. Степь делается или сплошь солонцеватой, или же местами она наполовину, так сказать, освободилась от солей и на ней начинают посе­ляться редкие кусты ковыля между солончаковой раститель­ностью. Местами здесь попадаются обширные площадки чистого пырея (Triticum repens), тянущиеся иногда на десятки верст, в особенности в пространстве между Уралом и Узенями, где происходит весною сток воды с Общего Сырта (поемные места по Уралу тоже заняты преимущественно Т. repens и Bromus inermis.

Не могу не заметить здесь, что при исследовании почв в восточной России трудно отказаться от мысли, что на месте теперешнего чернозема прежде были солончаки. На севере Уфимской и Оренбургской обл. везде почти сплошной черно­зем, а солончаки на незначительных протяжениях представ­ляют редкость. Дальше к югу на местах совершенно ровных солончаки 73 чередуются с черноземом, причем последний зани­мает все еще большую площадь. Еще дальше к югу солонцы уже становятся преобладающими, и, наконец, чернозем между ними появляется в виде редких островков незначительного протяжения. Трудно допустить, чтобы на совершенно ровных местах с самого начала земля на небольших расстояниях была бы столь же различна, как и теперь; воображение отка­зывается представить условия, при которых бы на простран­стве двух-четырех квадратных саженей почва на половине этой площади могла быть богата солью и на другой половине лишена ее. Между тем, с другой стороны, если мы представим себе, что первоначально почва была везде одинаково богата растворимыми солями, но в разных местах была неодинаково проницаема для воды, то этим вполне удовлетворительно могут быть объяснены все теперешние разнообразия почвы. В самом деле, если предположить, что на 1 кв. сажени вода, просачи­вающаяся вглубь, уносит с собой в течение года на 1 золотник растворенных веществ более, чем с соседней квадратной са­жени, то на пространстве десятины разница дает 25 фунтов растворимого вещества. Между тем для этого достаточно ни­чтожной разницы в проницаемости почвы, такой разницы, какая едва ли может быть замечена при искусственных корытах над почвами. В 2000 лет это составит разницу в выщелачи­вании более чем на 1000 пудов с десятины. Но нужно забы­вать, что различие в этом, сперва ничтожное, сделается со временем больше, потому что почва, освобождаясь от соли, становится все более и более проницаемой для воды. Прони­цаемость почвы, нужно заметить, изменяется заметно даже на небольших расстояниях. Сделавшись более проницаемой в одном месте, почва тем самым препятствует выщелачива­нию солей из почвы соседних мест. Впрочем, об этом пред­мете, по связи его с физическими и химическими свойствами почв, мы будем подробно говорить в другой части настоящего труда.

 
купить душевой поддон . бутылка пэт 5 литров купить Рентгенозащитная одежда