Смывание веществ

В силу этого можно придумать такой прием, при помощи которого можно обогатить смесь просачиванием органических веществ; для этого нужно поступать так: смочивши смесь темным раствором до полной влагоемкости, нужно дать ей высохнуть; после этого смочить снова небольшим количеством раствора и опять дать высохнуть, и т.д. Но этот прием, конечно, не будет соответствовать действительности, потому что в природе почва промывается почти чистою водой; если же поступать согласно этому, т.е. процеживать сквозь бесцветные смеси раствор, окрашивание которого почти незаметно, или же если промывать смесь попеременно темным раствором и чистой водою, то никакого окрашивания смеси мы не получим.

Что касается взмученных веществ, то если наливать на смесь жидкость осторожно, стараясь не разбить смесь до значитель­ной глубины струей жидкости, то все взмученные вещества остаются на поверхности бесцветной смеси, ограничиваясь от нее совершенно резко, так что граничную линию между ними можно видеть с полной; отчетливостью. Впрочем, такого рода факты столь общеизвестны, что едва ли нужно очень долго останавливаться на них. Но, говорят, не одно просачивание сквозь промежутку между частицами плотной почвы может содействовать переносу веществ вниз, но и заполнение крупных ходов, произво­димых животными, заполнение трещин и т. п.

Если бы это говорилось только для того, чтобы указать на существование явления местного, имеющего ограниченное значение, то против этого едва ли кто стал бы возражать; если же этому придавать такое значение, что заполнение ходов и трещин происходило повсюду и могло привести к результатам, имеющим значение всеобщее, относящееся ко всякой, даже небольшой, части черноземной площади, то при вниматель­ном рассмотрении дела мы, несомненно, придем к заключе­нию, что таких результатов нет и не могло их быть.

Если бы заполнение крупных ходов и щелей производилось только смыванием веществ сверху, то на дно хода или трещины попали бы части почвы, наиболее богатые органическими веще­ствами, и почва на всей глубине была бы или однообразна по содержанию органических веществ, или нижние части ее были бы даже богаче верхних перегноем. Между тем этого мы не замечаем при нормальном положении чернозема, и это не представляет ничего удивительного; животные, прокапы­вающие почву, поселяются обыкновенно невдалеке от воды, и потому только в таких местах и можно говорить вообще сколько-нибудь заметном влиянии их нор. Но даже и в этих местах влияние их пор не может быть значительным, потому что норы одни и те же служат не один только год, и если живот­ное может поселиться в старой норе, то оно не станет выкапы­вать новой. Вообще мы не знаем, сколько лет может служить одна и та же нора, но во всяком случае это число лет должно быть не мало. Если принять, кроме того, в расчет, что в дан­ной местности может прокормиться и сохраниться только определенное число роющих животных, то неизбежно будет заключение, что число нор, дошедши до известного количе­ства, не увеличивается дальше, а остается довольно постоян­ным.

Что касается трещин, то значение их может быть различно, на какой земле образовались трещины. Образование трещин на черноземных почвах, паханных (на залежах) и на целине, в первый раз подробно описано, если не ошибаюсь, мною. На мягких землях (на залежах и на пахоте) трещины обра­зуются очень часто, так что иногда около 1/2 площади почвы занято трещинами; но они идут только до не тронутого плу­гом слоя, с которого верхний слой легко может сниматься в виде отдельных столбиков между трещинами. Эти трещины играют очень важную роль при переходе залежи в плотное состояние, потому что при рыхлости земли сразу выпадаю­щий дождь может механически сбить много земли с краев трещин в глубину, так как почва еще не задернела. То же делается морозами и т. п.