Покрова из листьев

Почва из Великоанадольского лесничества (Екатериноелавской области Мариупольского уезда) положена в два цилин­дрических сосуда слоем в 6 дюймов; почвы взято по 3000 г, и в одном сосуде почва закрыта слоем дубовых опавших листьев в количестве 150 г. После этого почва поливалась водою каждый раз в таком количестве, чтобы она не могла за­держать всей воды, но чтобы часть последней проходила в под­ставленные внизу стаканы. В подставленные стаканы фильтровались совершенно бес­цветные растворы, из которых вскоре оседало белое вещество, как оказалось,—углекислая известь, выщелачиваемая из почвы, очевидно, в виде двууглекислой соли. Опыт продолжался год; вода, прошедшая сквозь почву, собиралась и выпаривалась в платиновых чашках, и затем твердый остаток анализирован. При этом найдено:

Есть большое сходство в том, что они образуются одинаковыми процес­сами (хотя и из разных почв). Большая влажность верхнего слон почвы в лесу (по сравнении с почвами вне леса) доказывается для России исследованиями г. Молодец­кого в Умани, которые будут опубликованы в другом месте. Существование на поверхности почвы покрова из листьев не препятствовало, следовательно, разложению органических веществ в самой почве, хотя и замедлило его, потому что вода несомненно растворяла из покровного слоя органические вещества, которые разлагались ужо в почве, п потому еще, что воздух, входящий в почву, проходил сперва сквозь слой листвы и отчасти лишался при этом кислорода.

Черноземная почва после опыта изменила свой цвет, при­близившись в этом отношении к серым землям. Из нее извле­чено было при лиственном покрове около (минеральных веществ, а без подстилки — 4 г, т. е. 0.2 и 0.13%. Без сомне­ния, это были вещества, цементирующие другие почвенные частицы, так же как и исчезнувшие из почвы органические вещества. Почва поэтому сделалась менее вязкою и в этом отно­шении приблизилась тоже к серым землям.

 

Я не буду останавливаться здесь на подробном рассмотрении изменений в самой почве, так как сделаю это в другом месте. Теперь же главным образом я хочу указать, что все эти измене­ния почвы опять-таки суть не что иное, как результат жизнедея­тельности низших растительных организмов, размножающихся и разрастающихся в черноземе (при повторяющемся просачива­нии сквозь него воды) в поражающих размерах, благодаря, ве­роятно, обилию питательного материала в виде органических веществ. Во всех местах чернозем пронизан был нитями грибов и переполнен бактериями. Грибные нити вытягивались в нем во всевозможных направлениях и имели значительную длину. В почвах, содержащих мало органических веществ, цвет которых зависит исключительно только от их минеральных составных частей, низшие растения могут играть еще и другую роль первостепенной важности: они способствуют равномер­ному распределению органических веществ в тех случаях, когда растительные остатки, напр. корни умерших растений, только в некоторых местах пронизывают почву.

Повод к наблюдениям над такою деятельностью низших растений дан был мне болезнью подсолнечника в Саратовской области, пораженного пецпцею (Peziza sclerotiorum). Возле корневой шейки стебля больных растений поверхность почвы была совсем белою от густого сплетения нитей гриба, но чем дальше, тем нити были реже и реже, так что почва (чернозем) постепенно принимала свойственный ей темный цвет. Такое явление напоминало мне другую картину с обратным измене­нием цветов: если рассматривать разрез подпочвы чернозема, то возле корней умерших растений подпочва кажется темною, но дальше цвет ее делается светлее и сливается с общим цве­том подпочвы. Явление это объясняется обыкновенно распро­странением в подпочве растворенных органических веществ, но я полагал, что этим объяснить его нельзя: образую­щиеся из умерших растений перегнойные вещества большей частью суть вещества коллоидальные, следовательно трудно передвигающиеся с одного места на другое; для их растворе­ния нужно очень много воды, следовательно растворы органи­ческих веществ в почве всегда очень слабые, и в черноземе эти вещества, кроме того, тотчас же осаждаются из растворов известью, окисью железа и проч., наконец, при движении в почве воды происходит, как мы видели, весьма сильное раз­ложение органических веществ. Поэтому явление это, т.е. распространение перегноя в почве вокруг корней умерших растений, оставалось для меня не вполне понятным до наблю­дений, произведенных после того, как я имел случай видеть болезнь подсолнечника, упомянутого выше.

Наблюдения мои состояли в том, что я взял сухие корни разных растений и, держа их на весу в стакане, засыпал землею (желтою подпочвою чернозема), земля была смочена водою до влагоемкости и поддерживалась в таком состоянии (она закрывалась смоченною в воде бумагою, которая посто­янно поддерживалась влажною). Рассматривая после этого через несколько дней землю возле корней, тотчас же можно было убедиться в том, что вокруг них в земле находилось мно­жество грибных нитей. Грибы жили на счет умершего корня По определению М. С. Воронина.

И, так сказать, разносили органические вещества, заключав­шиеся в нем, по горизонтальному направлению. Когда по исте­чении нескольких месяцев я дал земле высохнуть, то почва вокруг корней была заметно темнее. Стакан был разбит осто­рожно, и почва разрезалась для наблюдения ее цвета ножом; наиболее ясно изменение цвета в том случае, когда почва слегка смочена, потому что места, окрашенные перегноем, при этом значительно темнеют, тогда как неокрашенные изменяют свой цвет незначительно.