Азотистые соединения

По словам английской комиссии, фильтрованная грязная вода по содержанию органических веществ была часто одина­кова с водою, доставляемою в Лондон для домашнего упо­требления, и даже чище ее. В подтверждение этого комиссия приводит следующие анализы фильтрованной грязной воды и воды, употребляемой в Лондоне для питья. Из этого видно, что вывод английской комиссии, повторен­ный мною, основан на точных фактах и не подлежит ни малей­шему сомнению. Справедливость его можно было бы иллюстри­ровать длинных рядом цифр, показывающих содержание орга­нических веществ в воде рек, озер, ключей и пр., если бы это не было излишне ввиду общеизвестности этих цифр.

Заблуждение г. Леваковского произошло оттого, что он упо­требил неправильный прием, обманувший его самого. Он вычис­лил состав фильтрованной воды в процентах того, что в ней заключалось раньше. Чтобы убедиться в ненадежности такого приема, стоит только представить себе, что мы фильтруем через почву ключевую или речную воду. После фильтрования в ней будет столько же органических веществ, как и раньше, т.е. 100% первоначального количества; но из этого нельзя было бы заключить, что речная вода может обогащать почву органи­ческими веществами, заключающимися в ней. Правда, что в фильтрованной грязной воде было 17 и 12% углерода, быв­шего в грязной воде, но эти 17 и 12% углерода именно и есть то количество, которое (по содержанию углерода в данном объеме воды) находится в воде многих рек, ключей и проч., вообще в воде, употребляемой для питья и считаемой чистою. Такая вода но может обогащать почву органическими веще­ствами, и я полагаю, что теперь проф. Леваковский признает, что я был прав в своих заключениях. В настоящей статье приведено исследование, показывающее, что при просачивании воды сквозь чернозем последний стано­вится беднее органическими веществами даже и в том случае, когда на поверхности почвы находится значительный слой древесных листьев.

Нужно заметить, что лесная подстилка представляла для теории проф. Леваковского особые затруднения. Под лесом органические вещества в почве не накопляются, а между тем ежегодно опадает много листьев, из которых вода (по теории проф. Леваковского) может растворять различные вещества, унося их в глубокие слои. Затруднение это проф. Леваковский устраняет так: «При рассмотрении верхнего слоя лес­ной подстилки оказывается, что между составляющими его слипшимися листьями находятся в значительном количестве комки бурой аморфной массы. Масса эта нерастворима в воде, а растворяется только в углекислых щелочах, в углеаммиавой соли — слабо, в углекалиевой — более значительно, и вы­деляется из этих растворов кислотами снова в нерастворимом состоянии. Несомненно, что это вещество образовалось из орга­нических соединений, которые выщелочены водою из листьев, но не могли своевременно, до перехода в нерастворимое состоя­ние, просочиться в почву вследствие препятствия, представляе­мого слоем самих же листьев». Хотя в этом рассуждении и стоит слово «несомненно», но вместе с тем видно, что проф. Леваковский только предпола­гает, что происхождение аморфных веществ лесной подстилки таково, потому что нигде нет ни одного указания на то, чтобы г. Леваковский проследил их образование в лесу, и все это рассуждение, говоря словами, находящимися в статье самого же проф. Леваковского, «принадлежит только к области кабинетных соображений, не подкрепленных никакими поло­жительными данными, мало того, — рассуждение это прямо противоречит всем имеющимся научным данным.

Во-первых, лесная подстилка не препятствует проникнове­нию воды в почву, а увеличивает просачивание, как оказалось при всех без исключения точных исследованиях, поэтому растворенные из листьев вещества никак не могли бы задер­живаться листьями, а просачивались бы в лесу глубже, чем в других местах, если бы быстрое разлонгение растворенных органических веществ не препятствовало этому. Относительно аморфных перегнойных веществ в моей книге уже сказано было, что они суть результат деятельности животных. В настоящее время, когда сделались общеизвестными работы Поста и Мюллера, в этом не может быть сомнении. Вот, напр., что говорится у Поста о лесном гумусе, т. е. о тех комках перегнойного вещества, о которых говорит и проф. Леваковский.

Опадающие части растений сперва буреют после смерти, но сохраняют свою растительную структуру; только после того, как они пройдут чрез тело насекомых, полу­чается свойственный гумусу вид. Травоядных личинок насекомых можно считать важнейшими образователями гумуса. Верхние перегнойные слои явно состоят из извержений живот­ных, и в глубине они (извержения) более размельчены и потому менее ясны, но их во всяком случае можно различить». Из всего этого видно, что, создавая свою теорию, проф. Леваковский не принял во внимание обширные и наиболее важные области научных исследований относительно образо­вания и накопления перегноя и тем нанес своей теории смер­тельный удар еще до ее появления. Так как проф. Леваков­ский критически рассматривает мои работы, применяя тот же размер научных сведений, то это избавляет меня от необхо­димости отвечать на его критические замечания. Образец их мы видели в разборе работ английской комиссии и в его сужде­ниях о лесной подстилке. Раньше работы Поста и Мюллера напечатаны были только па швед­ском и датском языках, а потому и не были известны ни у нас, ни во Фран­ции, ни в Германии.