Вес возможного урожая

Не нужно думать, что избыток снеговой воды в лесу не попа­дает в почву. Определение в почве воды, произведенное в в марте 1991 г., показало, что в лесной почве, бывшей под глубоким слоем снега, содержалось воды в слое до глубины одного аршина 21.4%; в то же время на соседнем поле почва на той же глубине содержала в среднем только 17.2% воды, или по слоям:

Если сравнить влажность этих двух почв только по сред­ним цифрам, то можно признать разницу в их влажности, всего только в 4.2%, очень не важною; но совсем другое ока­жется, если мы сперва выключим ту воду, которая для расте­ний бесполезна; такой воды в Екатеринославском черноземе, как мы видели, около 14%. Только то, что в почве находится сверх этого, полезно для растений, и такой полезной воды в лесной почве было 7.4%, а в почве соседнего поля только 3.2%, т.е. почти в 2х/г раза меньше, чем в лесной земле. Если перечислить это на вес, то окажется, что в первом случае одна десятина содержала в аршинном слое 60 000 пудов, а во вто­ром случае 25 000 пудов полезной воды. Уменьшая эти цифры в 300 раз, мы получим вес возможного урожая на обеих почвах, если предположим, что вся эта вода будет поглощена расте­ниями. В первом случае урожай будет около 200 пудов зерна и соломы, или около 70 пудов зерна; во втором случае общий урожай будет около 80 пудов, или зерна меньше 30 пудов. На самом деле разница между этими двумя почвами по уро­жайности будет еще сильнее, потому что в полевой земле уже на глубине шести вершков влажность не превосходит 14%, т. е. полезная вода в этой почве находится только в верхнем слое, из которого она быстро испаряется в воздух при наступ­лении теплого времени, и потому на этой земле в сущности нельзя было получить никакого урожая, что и было на самом деле.

Нужно заметить, что в течение зимы снег накопляется не только в лесу, но и на лежащих возле него полях, и потому понятно, что в засушливые годы поля возле лесов отличаются несравненно большею урожайностью. До какой степени зна­чительно может быть влияние леса в этом отношении, может показать следующий пример: в Тульском имении графа Бобринского озимое поле 1991 г., окруженное с трех сторон лесом, дало урожай в 90 пудов зерна с десятины, в то время как на полях соседних имений едва собраны были семена.

Нужно заметить, что значительное просачивание воды в лесные почвы доказывается не только указанными выше научными и практическими наблюдениями, но и самыми лес­ными почвами. Во многих местах черноземной полосы леса в давно прошедшие времена, между прочим, вырастали на черноземе, и в настоящее время, сравнивая эти лесные земли с таким черноземом, который под лесом никогда не был, мы находим между ними значительные отличия. Чернозем, никогда не бывший под лесом, отличается темно-бурым, почти черным цветом, который становится постепенно светлее, пере­ходя мало-помалу в желто-бурый цвет подпочвы. Чернозем, бывший под лесом, имеет совсем другой вид. Почвенный слой в нем содержит менее перегноя, потому что растительные остатки здесь перегнивали быстрее, вследствие большого содержания воды; почвенный слой лесной земли отличается се­роватым цветом от нахождения в нем таких частей перегноя, которые образуются обыкновенно при избытке воды. Кроме того, есть другие признаки, показывающие, что в лесных землях вода просачивалась до большой глубины. В то время, когда черно­зем начал только образовываться, когда в теперешней черно­земной земле еще не было перегноя, вся она была желто-буро­ватого цвета и на всей глубине пропитана была меловыми частицами. При сгнивании растительных остатков и при просачивании сквозь землю воды меловые частицы вымы­вались из почвы и уносились до той глубины, до которой про­сачивается в землю вода. Исследование черноземных земель, бывших под лесом, и рядом с ними лежащих степных показы­вает, что в лесных землях меловые частицы унесены на гораздо большую глубину вследствие более обильного и более глу­бокого просачивания воды.