Влияние изгороди

Не нужно, однако, думать, что с помощью одних живых изгородей можно избавиться от недостатка снега на полях зимою. Каждая изгородь задерживает снег только на изве­стном расстоянии, дальше которого влияние изгороди прекра­щается. Определить расстояние, до которого может действо­вать изгородь, можно измерением угла склона снежного сугроба возле изгороди; по некоторым наблюдениям, произве­денным отчасти по моей просьбе, сугробы чаще всего имеют уклон около 10—12°. Легко вычислить, что при таком уклоне сугроб с обеих сторон изгороди будет иметь ширину, превы­шающую в пять раз высоту изгороди; т.е. при высоте изгороди в 1 сажень ширина сугроба будет с каждой стороны по 5 сажень.

Таким образом для накопления возможно больших количеств снега необходимо бы проводить изгороди в расстоянии 10 сажень одну от другой. Расстояние это увеличится весьма немного, если мы предположим гораздо меньший угол уклона поверхности сугроба, так что, очевидно, полное действие могут оказывать изгороди, проведенные на таком близком расстоя­нии друг от друга, которое было бы весьма неудобно во мно­гих отношениях; обработка полей была бы тогда затрудни­тельна, разведение и содержание самих изгородей очень дорого-и т. п. Поэтому живыми изгородями в деле задержания на полях снега можно пользоваться только как первоначаль­ными опорными пунктами для задержания первого снега. Когда возле изгороди образовался сугроб, то задержанным снегом можно пользоваться для задержания еще больших количеств его. С этою целью г. Баталии предложил пропа­хивать снег для того, чтобы образовать из него валики, кото­рыми задерживаются новые количества снега; если, например, изгородь задержала снег, то, пропахивая сугроб возле его края, мы образуем здесь валик, при помощи которого сугроб сде­лается шире; пропахивая потом еще далее от изгороди, мы еще более расширим сугроб., и т. д. Таким образом все поле может покрыться рядом гребней, с углублениями между ними.

Неравномерность распределения снега в таком случае не сопровождается неравномерным промачиванием земли вес­ною. При наблюдениях над таянием снега легко заметить, что вода, которая получается при его таянии, не просачивается в землю под самим сугробом, а только в тех местах, где снег совсем стаял и земля отошла. Пока существует весною сугроб, в нижней его части на поверхности земли обыкновенно нахо­дится ледяная корка, не пропускающая сквозь себя воду. Поэтому при таянии сугроба вода стекает к его краям и здесь просачивается в оттаявшую землю. Если снег будет лежать на поле в виде гребней с углублениями между ними, то он сой­дет раньше там, где его меньше, т.е. в углублениях. К этим проталинам будет стекать вода с двух соседних сугробов и будет просачиваться там, где сугроб кончается, т.е. на краях проталины. Так как при таянии снега проталины расширяются постепенно, то таким образом будут промачиваться все новые и новые участки земли. Позднее всего земля будет промочена там, где снега было всего больше. Очевидно, что при этом та земля, которая лежала под самой высокой частью сугроба, получит не всю воду, которая лежала над нею в виде снега; часть этой воды перейдет при таянии снега на соседние места, где снегу было мало.