Вещества, обладающие в сыром состоянии липкостью

Глина и перегной, склеивая отдельные частицы почвы действуют как цемент при всякой каменной кладке; но между этими двумя веществами есть глубокое различие. Взявши смесь глины и песка и смочивши ее, мы можем сделать из нее комок, который после высыхания сделается твердым и креп­ким, так что разбить его можно с трудом; если смочить такой кусок после его высыхания и дать ему опять высохнуть, то прочность комка не изменится. Это значит, что при попере­менном намокании и высыхании глина не теряет свойственной ей липкости.

Липкие частицы перегноя отличаются совсем другими свой­ствами; они образуются только во влажной почве и, оставаясь влажными, обладают липкостью в десять раз большею, чем глина; но если сделать комок, склеенный перегнойными части­цами, и высушить его, то он остается крепким только до нового смачивания; смочивши такой высохший кусок водою, мы увидим, что он легко разрушается, т. е. связь между его частицами исчезнет, или, другими словами, липкость перегной­ных частиц уничтожается. Чтобы сделать их опять липкими, нужно оставить их на несколько времени во влажном состоя­нии, причем они перегниют дальше, и из них образуются новые вещества, сходные по свойствам с прежними, т. е. обла­дающие липкостью, потому что они не подвергались еще высы­ханию. Перегной не только сам теряет липкость, но уничтожает при высыхании и липкость глины, если он с нею смешан.

 

Этим объясняется одно весьма важное свойство чернозема. Когда при пахоте чернозем превращается в крупные глыбы, то известно, что глыбы эти бывают очень крепкие, так что их можно разбить только с весьма большими усилиями. Но как только пройдет дождь, глыбы промокнут, то после этого они распадаются даже от собственной тяжести и без труда раз­биваются вполне даже легко бороною; в это время между частицами чернозема нет обычной липкости, и чернозем легко распадается в порошок или делается, как говорят наши хозя­ева, пушистым. Пролежавши влажным, чернозем приобретает опять липкость, и это может служить признаком совершив­шегося в нем гниения.

Комки чернозема и вообще комки всяких почв, содержащих много глины, могут также разрушаться размыванием, и этот способ разрушения их имеет большую важность для сельско­хозяйственной практики. Если взять совершенно чистую фар­форовую глину, растереть ее с водою так, чтобы не осталось даже мельчайших комочков, и затем взболтать ее в воде, то получится жидкость молочно-белого цвета; глина при этом будет распущена в воде, и если мы возьмем каплю такой жид­кости и рассмотрим ее под микроскопом, то не заметим в ней никаких отдельных частичек; вся глина как бы равномерно расползается в воде. Если оставить такую смесь на долгое время, то оказывается, что жидкость остается такою же молочно-белою даже по истечении двух лет; это значит, что глина не оседает из воды. Стоит, однако, прибавить к такой жидкости какой-нибудь соли, растворенной в воде, например обыкновенной поваренной соли, и глина тотчас же начнет свертываться в клочья и осядет на дно; это сделается тем ско­рее, чем больше соли будет прибавлено.