ЗНАЧЕНИЕ РАБОТ П. А. КОСТЫЧЕВА ДЛЯ ПОЧВОВЕДЕНИЯ И ЗЕМЛЕДЕЛИЯ
Научно-генети­ческий принцип

Выдающиеся научные заслуги П.А. Костычева получили должное признание еще у его современников. В некрологе, на­печатанном после смерти П.А. Костычева в «Известиях Геологического комитета», известный русский геолог С. Никитин писал:« имя покойного получило в последние годы громкую и почетную известность как одно из тех двух имен, ко­торым по всей справедливости приписывается создание новой науки — русского научного почвоведения, науки новой не в отно­шении только приложения ее к изучению почв нашего обширного отечества, но новой вообще по духу и методам исследования, по глубине и разносторонности научных естественно-историче­ских основ, положенных в ее изучение, по научному генети­ческому принципу, развитому в этом новом русском почвоведении, давшем уже столь благотворные результаты».

Что эта оценка роли П.А. Костычева в создании новой науки — русского почвоведения — была не личным мнением названного автора, а выражала общее отношение широких научных кругов тогдашней России и в том числе почвоведов новой — докучаевской школы, свидетельствует статья о Костычеве проф. Н.М. Сибирцева — ближайшего ученика и последо­вателя В.В. Докучаева, написанная в первую годовщину со дня кончины П.А. Костычева.

В этой статье, ярко характеризующей выдающееся значе­ние деятельности покойного как ученого, Н. М. Сибирцев писал следующее: «Имя Костычева как ученого — это бесспорно крупное имя, одно из тех имен, за которыми — в историческом развитии научных дисциплин — закрепляется прочная и бла­годарная память. Тем более должно быть признательно Костычеву молодое русское почвоведение, в ряду представителей которого ему принадлежало, по общему признанию, одно из первых двух мест». Приобретает особую убедительность, если принять во внимание, что оно было высказано при жизни В. В. Докучаева, по отно­шению к которому П. А. Костычев был постоянным критиком и оппонентом по ряду крупных вопросов почвоведения.

Подробнее...
 
Вопросы удобрения

Работая по преимуществу над вопросами обработки черно­земных почв, ввиду ее решающего значения в деле накопления и сохранения влаги, П. А. Костычев не оставил без внимания и вопросы удобрения, которые он не отрывал от других вопро­сов земледелия. Им было составлено одно из первых руководств но удобрению почв. Для характеристики его взглядов на вопросы удобрения следует сказать, что он выступил решительным противником пользовавшейся в то время широким признанием теории «пол­ного возврата» питательных веществ как не имеющей рацио­нального обоснования. Единственно надежным руководством в деле применения удобрений он считал полевой опыт, допол­ненный учетом его экономической эффективности.

Наибольшее внимание в своих работах, касавшихся вопро­сов удобрения, П.А. Костычев уделил применению навоза на черноземных почвах, причем он дал правильное объяснение случаям отсутствия благоприятного действия навоза вследствие недостаточной подготовки (соломистости) последнего, при ко­торой почва временно обедняется минеральным азотом, погло­щаемым развивающимися микроорганизмами. Им были осве­щены также вопросы о применении сидерального и зеленого удобрений. Наряду с органическими удобрениями П.А. Косты­чев считал также целесообразным применение минеральных удобрений — суперфосфата на черноземах, фосфоритной муки, калийных удобрений и извести — на подзолистых почвах.

Подробнее...
 
Двоение пара

Весьма важными условиями успешности обработки почвы П.А. Костычев считал своевременность и качество ее выполне­ния и соответствие ее с местными почвенными и климатиче­скими условиями, а также с погодными условиями данного года. В этом отношении он был противником какого бы то ни было догматизма и трафаретности, а также слепого подражания западноевропейским приемам. Прекрасным примером, под­тверждающим только что сказанное, является отношение П.А. Костычева к вопросу о двоении (т.е. летней перепашке) пара, которое до него рекомендовалось повсеместно как обя­зательный прием. Костычев указал, что такая рекомендация является ошибкой, так как в некоторых случаях (нередких в черноземной области), а именно, когда стоит засуха и обра­зовался сухой верхний слой, двоение пара приведет к еще боль­шему и недопустимому иссушению почвы; поэтому в таких случаях от двоения пара необходимо отказаться и заботиться только об уничтожении на нем сорных трав и о поддержании поверхности почвы в рыхлом состоянии.

Другим примером подобного рода, менее удачным и, как правило, неприемлемым с точки зрения современных требо­ваний к обработке почвы, было отношение Костычева к вопросу о глубине основной вспашки. Считая главной задачей обработки почвы обеспечение растений влагой, он придавал более важ­ное значение своевременности и качеству вспашки, чем ее глу­бине. Поэтому в случаях недостатка в рабочей силе, когда стремление к глубокой вспашке могло повести к несвоевремен­ному ее выполнению, Костычев считал более целесообразной мелкую, но своевременно сделанную вспашку. Для обоснова­ния целесообразности более мелкой пахоты в этих случаях (имея в виду заботу о сохранении влаги в почве) Костычев попы­тался развить и теоретические соображения; однако ясно, что здесь была уступка, вызванная экономическими условиями, в ко­торых находились частновладельческие хозяйства того времени.

Подробнее...
 
« ПерваяПредыдущая12345678СледующаяПоследняя »

Страница 1 из 8