Краткий очерк химических свойств перегноя и их сельскохозяйственного значения

Образование и свойства перегноя. Отметим, что Костычев несомненно имел в виду возможность просачивания ключевой (креповой) кислоты в подзолистых почвах, так как считал слой подзола остатком от обработки растворами последней. На каких почвах фосфоритная мука увели­чивает урожаи. Исследование подзола и причин улучшения его фосфо­ритного мукою.

Особое внимание было уделено Костычевым в своем труде вопросу об изменчивости содержания перегноя в черноземных почвах, которому посвящена большая глава IX. Как известно, Докучаев выдвинул взгляд о закономерном географическом распределении почв с различным содержанием перегноя. На основании данных анализов он составил карту изогумусовых полос, которая явилась подтверждением этого взгляда. При составлении этой карты Докучаев имел в виду «главным образом общий характер распределения нормальных расти­тельных наземных почв», под которыми оп подразумевал почвы на местах ровных и сухих, с которых не было стока вод и куда не приносились никакие посторонние элементы. Кроме того, очевидно, предполагалось, что почвы должны быть образованы на одинаковых по составу и свойствам мате­ринских породах. Как известно, составленная Докучаевым карта изогумусовых полос была использована им в качестве фактического подтверждения взгляда о сильном влиянии кли­мата на образование чернозема. П. А. Костычев, не допуская такого влияния климата, решительно отказывался признать и реальное значение изогу­мусовых полос, т. е. широких пространств, на которых распо­ложены нормальные почвы с приблизительно одинаковым содержанием перегноя.

Исходя из положения, что содержание перегноя обусло­влено (при равенстве условий разложения) приростом расти­тельной корневой массы, т.е. развитием и характером расти­тельности, которое является очень изменчивым в зависимости от состава и свойств «первоначальных почв» (т.е. материн­ских пород), Костычев считает неизбежным очень большую изменчивость в содержании перегноя черноземов даже на неболь­ших расстояниях. В подтверждение этого он приводит боль­шой фактический материал, собранный им лично в разных ме­стах черноземной зоны и лично проанализированный в лабора­тории, на основании которого приходит к выводу, что «для составления карты какой-либо черноземной местности необходимо исследование многих образцов, взятых при различ­ном характере рельефа; только после этого, когда будет замечена некоторая законность в изменчивости почв, можно надеяться на составление карты, близко соответствующей действитель­ности. Никогда, однако, нельзя надеяться, — говорит Косты­чев, — что будут найдены какие-либо полосы на всем протя­жении черноземной области, где содержание перегноя коле­блется в пределах от 1 до 2°/0; этого не может быть потому, что состав почвы вообще сильно изменчив, а вместе с этим изменчиво и развитие растительности, которой определяется накопление в почве перегноя».

Замечания Костычева были, конечно, справедливы, если иметь в виду составление детальных карт крупного масштаба, необходимых для использования в производственных усло­виях. Его наблюдения над изменчивостью почв и содержа­ния в них перегноя в зависимости от положения по рельефу, состава почвообразующих пород и т. д. полностью подтверди­лись в работах последующих поколений наших почвоведов. Но это не отнимает важного значения попытки Докучаева найти общие закономерности в процессах гумусообразования, как наиболее характерных для почвообразования вообще. Эти общие закономерности Докучаевым были все же установ­лены правильно, несмотря на крайне незначительное количе­ство данных, имевшихся в его распоряжении (в сравнении с огромной территорией черноземной полосы). Такой резуль­тат несомненно обязан методу исследования, которым пользо­вался Докучаев, и его отмеченной уже выше способности к широким обобщениям. В последней главе своего труда П. А. Костычев касается вопросов вымывания и размывания черноземных почв и значе­ния этих явлений в образовании профиля черноземов. При­ходя к заключению, что вымывание мелких и легких частиц может происходить «только в самых ограниченных размерах и что только размывание и снос частиц может играть существенную роль, и притом только на местах, незадерневших» (т. е. распаханных).