Причины образования сыпучих песков в степной полосе

Уделяя главное внимание изучению черноземов, Косты­чев занимался также изучением и других почв — серых лес­ных земель, подзолистых почв, солончаков, песков и горных почв под виноградниками Крыма и Кавказа. Он дал в основ­ном верное объяснение сущности подзолообразовательного про­цесса и процесса образования солончаков, выяснил причины образования сыпучих песков в степной полосе и отметил ха­рактерные особенности виноградных почв Крыма и Кавказа. При этом свои полевые наблюдения в природе Костычев неиз­менно дополняет объективными данными собственных, тща­тельно выполненных химических анализов изученных почв. В этом отношении — в отношении сочетания качеств уме­лого и тонкого наблюдателя процесса образования почв и других явлений в природе и искусного экспериментатора и аналитика в лаборатории — П.А. Костычев не имел себе рав­ных среди современников и был выдающимся, достойным вся­ческого подражания примером для последующих и современ­ных представителей почвоведения. С полным правом можно утверждать, что если Докучаев, заложив основы нового гене­тического почвоведения, развивал в нем сам по преимуществу географическое направление, то на долю Костычева выпала честь положить начало развитию экспериментального напра­вления, которое в дальнейшем было продолжено Вильямсом, Кравковым, Гедройцем и другими выдающимися почвове­дами.

При этом следует отметить не только широкий круг вопро­сов, экспериментально изучавшихся Костычевым, но и разно­сторонность методов, которые им были использованы. Наряду с методами химического анализа и эксперимента, которыми он блестяще владел, пройдя прекрасную школу у известного про­фессора химии А.П. Энгельгардта, П.А. Костычев широко применял в своих исследованиях методы микробиологии и гео­ботаники, не говоря уже об агрономических наблюдениях. «По многосторонности своих знаний Костычев занимал осо­бое, выдающееся положение среди русских почвоведов; опыт­ный химик (как теоретик, так и практик) он был в то те время микробиологом, геоботаником и агрономом», писал о нем Си­бирцев. Он был единственным из русских почвоведов (в то время), занимавшимся микробиологическими исследованиями перегноя. Он был, по-видимому, первым исследователем, указавшим па роль превращений фосфора в почвах, связан­ных с жизнедеятельностью микроорганизмов.

Эта широкая постановка вопроса о роли не только высших растений, но и микроорганизмов в процессах почвообразо­вания и в жизни почв, а также ряд экспериментальных иссле­дований, выполненных П. А. Костычевым для выяснения неко­торых вопросов, дают право считать его основоположником биологического направления в почвоведении, которое полу­чило свое яркое развитие в трудах акад. В.Р. Вильямса. П.А. Костычеву принадлежит положение, с которым идейно связано развитие современного представления о сущности про­цессов почвообразования, формулированного акад. В.Р. Вильямсом. Это положение изложено Костычевым в предисло­вии к его основному труду «Почвы черноземной области России, их происхождение, состав и свойства. Часть I. Образование чернозема». Напомнив известные слова акад. Рупрехта, что чернозем представляет вопрос ботаниче­ский, Костычев пишет: «Это положение имеет более обшир­ный и глубокий смысл, чем имело в то время, когда было высказано. Геология, как полагал Рупрехт и что подтверждено потом исследованиями г. Докучаева, имеет второстепенное значение в вопросе о черноземе, потому что накопление орга­нических веществ происходит в верхних слоях земли, геологически разнообразных, и чернозем является вопросом географии и физиологии выс­ших растений и вопросом физиологии растений низших, производящих разло­жение органических веществ» (разрядка наша, — И. Т.).