Аккумуляция биологически важ­ных элементов на первых стадиях почвообразования

Правильность этого положения в настоящее время, осо­бенно после работ акад. Полынова и его сотрудников, устано­вивших на фактическом экспериментальном материале ряды биологического поглощения и аккумуляции биологически важ­ных элементов на первых стадиях почвообразования, не может уже вызывать сомнений.

В распоряжении Костычева подобных данных не было, а в своих соображениях по этому вопросу он упустил из виду возможность поступления и накопления в надземных орга­нах и в корнях верхнего слоя почвы — минеральных веществ, усваиваемых глубокими разветвлениями корней из ниже­лежащих слоев почвы и материнской породы. Здесь опять уместно вспомнить слова Сибирцева, в которых хорошо отме­чена одна из особенностей личности П.А. Костычева как уче­ного: «Не все из высказанных им взглядов могут быть признаны одинаково удачными; но везде видно настойчивое и упорное искание истины, беспокойная погоня за нею, приводившая иногда к увлечениям, мы думаем, временным».

К числу таких «увлечений» можно отнести его одностороннюю (по оценке Сибирцева) гипотезу о предельном обогащении перегноя азотом через регенерацию белков грибами. Отправ­ным пунктом этой гипотезы было отмеченное выше заключе­ние Костычева о том, что черные перегнойные вещества почвы образуются только при разложении растительных остатков грибами, а не бактериями, а ближайшим основанием — близ­кое совпадение среднего содержания азота в перегное со сред­ним содержанием его в телах грибов. Это совпадение, по мнению Костычева, не является случайным и объясняется постепенным накоплением, при разложении растительных остат­ков, грибной ткани, которая содержит 5—6% азота (редко более). Указанное содержание азота является предельным для пере­гноя почвы, так как при достижении его дальнейшее разложе­ние будет уже сопровождаться образованием минеральных форм азота, которые должны усваиваться высшими расте­ниями (или же — при поступлении новых порций безазоти­стых веществ, в виде свежих растительных остатков — это усвоение будет совершаться грибами с образованием гриб­ной ткани, содержащей опять 5—6% азота). «Как бы мы ни рас­суждали, но если рассуждения наши будут логически пра­вильны, то мы придем к одному заключению: в перегное не может содержаться азота более того, сколько его содержится в живущих на перегное грибах», так писал Костычев, под­водя итог своим соображениям по этому вопросу.

В свете современных данных о составе микрофлоры в поч­вах, мы должны признать, что эти рассуждения были непра­вильны, так как в большинстве случаев, за исключением только лесных подстилок, преобладающей группой микроорганизмов в почвах, не только по численности, но и по массе, являются бактерии, содержание азота в телах которых выше, чем в гри­бах, и доходит до 10—12%. Если бы состав перегноя всецело определялся составом микроорганизмов, разлагающих расти­тельные остатки, т.е. состоял бы преимущественно из живых и мертвых клеток бактерий, то состав его должен бы отличаться еще более высоким содержанием азота — порядка 10%. Однако содержание азота в почвенном перегное в среднем равно 5% при сравнительно небольших отклонениях от этой цифры в ту или другую сторону, как это совершенно правильно было установлено Костычевым. Отсюда мы должны сделать вывод, что указанное содержание азота в перегное является специфиче­ским свойством образующихся перегнойных веществ, именно, известной устойчивостью форм связи азота в перегнойных веще­ствах при указанном его содержании в последних, которое, очевидно, случайно оказывается очень близким к содержанию азота в грибах, а не в бактериях. Тем не менее, Костычеву все же принадлежит бесспорно выдающаяся заслуга в устано­влении совершенно правильной причины постепенного значи­тельного увеличения содержания азота в разлагающихся рас­тительных остатках по мере уменьшения остатка от разложе­ния. Этой причиной, несомненно, является, как правильно счи­тал Костычев, усвоение микроорганизмами минеральных форм азота, образующихся при разложении растительных остатков, и переход азота в органическую форму белковых веществ микробного происхождения, тогда как безазотистые соедине­ния при этом подвергаются в значительной мере окислению с выделением углекислоты и воды. Дальнейшее образование перегнойных веществ идет, таким образом, за счет превраще­ния соединений, более богатых азотом, чем первоначальные растительные остатки.

 
Митинский радиорынок ремонт телефонов nokia.