ПАВЕЛ АНДРЕЕВИЧ КОСТЫЧЕВ БИОГРАФИЧЕСКИЙ ОЧЕРК
Сельскохозяйственные опытные станции и поля

Как ука­зывал  П. А., должны были быть связующим звеном между агрономической наукой и сельскохозяйственной практикой. Они должны представлять «тот путь, по которому добытые наукой данные и истины могут проникнуть в обширную раз­нохарактерную область практики». Он считал, что в России, где земледелие имеет более важное значение для народного хозяйства, чем в какой-либо другой стране, и где условия хозяйства чрезвычайно разнообразны, необходимость созда­ния сети опытных полей и станций является особенно острой.

Занимая высокий пост крупного государственного деятеля, Павел Андреевич не изменил своим демократическим убежде­ниям. Когда, в то время еще молодой ученый, В.Р. Вильяме в начале девяностых годов пришел в приемную департамента земледелия, то швейцар на его вопрос «кто есть в департа­менте?» ответил: «Костычев здесь, а господа-чиновники еще не пришли». Противопоставление Костычева «господам-чинов­никам» настолько запечатлелось в памяти Василия Робер­товича, что он неоднократно впоследствии рассказывал этот факт своим ученикам. На посту директора департамента земледелия Костычев оставался тем же скромным тружеником-ученым, каким он был и в начале своей научной деятельности.

Жили Костычевы в то время в доме № 4 по Гусеву пере­улку. По пятницам у них собирались близкие друзья и зна­комые, в том числе Лесевичи, академик А. Н. Веселовский, С. П. Боткин, скульптор П. П. Забелло, Д. А. Тимирязев, проф. И. П. Бородин, проф. X. Я. Гоби, В. И. Лихачев и др. П. А. Костычев был человеком высоких душевных качеств, добрым, отзывчивым и сердечным. «Беседовать с ним было истинным наслаждением, — так тонко относился он к затра­гиваемым вопросам и так сдержанно делал даже самые суще­ственные возражения. При этом его никогда кажется не поки­дала характеристическая, не то грустная, не то слегка скеп­тическая улыбка, поразительно верно переданная на портрете, сделанном другом его, покойным Ге», писал о П. А. Косты-чеве один из его сослуживцев проф. А. Л. Рудзкий.

Подробнее...
 
Педагогическая деятельность Павла Андреевича

Не менее яркой и показательной является педагогическая деятельность Павла Андреевича. Его лекции по почвоведе­нию, которые он читал в Петербургском университете (1982— 1893) и в Лесном институте (1980—1993), отличались целеустремленностью и ясностью. Это нашло свое отражение и в оставленном им курсе лекций по почвоведению, который, по мнению В.Р. Вильямса, «представляет классический обра­зец изложения прикладной естественно-научной дисцип­лины».

«Почвоведение» П.А. Костычева от начала до конца про­никнуто идеей неразрывной связи между растениями и поч­вой. «Говоря о почве, мы всегда имеем в виду растения, кото­рые на ней произрастают или для возделывания которых она предназначается. Изучение свойств почв по их отношению к жизни растений составляет предмет почвоведения». Как по своей основной идее, так и по приводимым в развитие этой идеи экспериментальным данным, иллюстрирующим взаимо­зависимость почв и растений, «Почвоведение» и в настоящее время не утратило своего значения.

Организация учебного процесса у П.А. Костычева была образцовой. Наряду с чтением лекций он открывал широкий доступ студентам в свою лабораторию для участия в экспе­риментальных исследованиях по почвоведению. Желающих было много. Лаборатория П. А. Костычева всегда была пере­полнена студентами. «Строгий профессор, не гнавшийся за популярностью, он был, однако, горячо любим молодежью, потому что всегда входил в ее интересы, был крайне отзыв­чив к научным стремлениям учащихся и мастерски руководил первыми их попытками к научному исследованию и первыми шагами на поприще практической деятельности».

Подробнее...
 
Наиболее рациональные отрасли хозяйства

По заданию Министерства государственных имуществ, П. А. Костычев впервые произвел всестороннее изу­чение обширной территории (около 2000 км2) днепровских песчаных наносов, известных под названием Алешковских песков. Еще в начале XIX ст. на месте Алешковских песков были леса и луга. Усиленная распашка и пастьба скота пре­вратили их на значительной части площади в голые сыпучие пески. Ознакомившись с природными условиями этого края, Костычев писал, что «песчаная местность Днепровского представляет много условий, весьма выгодных, и что при надлежащем пользовании ими население здесь может суще­ствовать не только не терпя нужды, но даже зажиточно». Наиболее рациональными отраслями хозяйства для этих усло­вий он считал садоводство и огородничество. Возделывание овощных растений и винограда, по мнению П. А., могло обес­печить более быстрое укрепление песков, чем посев зерновых культур с непременным выпасом скота по жнивью.

Одним из наиболее эффективных приемов закрепления песков П.А. Костычев считал лесоразведение. Но учитывая почвенные и климатические особенности данной местности, он рекомендовал приемы посадок и ухода за насаждениями совершенно иные, чем те, которые применялись на чернозем­ных почвах. В условиях Алешковских песков, сильно нагре­ваемых с поверхности, он считал, что «наибольший успех обещают посадки на песках, закрепленных, т.е. занятых тра­вянистою растительностью». Глубокая вспашка, часто с выво­рачиванием погребенного более плодородного слоя, может быть не только бесполезной, но и вредной. Совершенно недо­пустимой он считал посадку деревьев в ямки; окруженные со всех сторон горячим песком саженцы в ямках будут осо­бенно сильно страдать от жары.

Подробнее...
 
« ПерваяПредыдущая123СледующаяПоследняя »

Страница 1 из 3