Новая теория питания растений

Кроме статей по вопросу о созревании хлеба за эти ж годы Костычев написал ряд обзоров и рецензий по живот­новодству и перевел на русский язык с немецкого известное в то время сочинение Розенберга-Липинского — «Практи­ческое земледелие». Учитывая особенности русского сельского хозяйства, он дополнил и внес существенные изменения в текст этой книги. Комментарии Костычева были столь значительны, что он считался соавтором этой книги. В 1972 г. была напе­чатана его статья «О жизни и возделывании красного клевера». Рекомендуемые Костычевым приемы повышения урожайности этой важной культуры не утратили своего значения и по на­стоящее время.

В поисках постоянного заработка Костычеву лишь в де­кабре 1972 г. удалось поступить на работу в качество лабо­ранта в химическую лабораторию Министерства финансов. Здесь он производил химические апализы горных пород и ми­нералов, определял качество драгоценных металлов и одно­временно учил этому искусству слушателей пробирного учи­лища. В 1975 г. в Земледельческом институте, после смерти проф. Гуссаковского, открылась вакансия преподавателя растение­водства. В марте 1876 г. Совет Института принял решение о приглашении на эту должность П. А. Костычева и едино­гласно избрал его. В 1977 г. Земледельческий институт был реорганизован в Лесной институт. Агрономическое отделение в связи с этим было закрыто, и Костычев был оставлен в качестве препода­вателя земледелия, а в 1980 г. назначен доцентом почвове­дения.

Внимание П.А. Костычева в эти годы привлекала новая теория питания растений, высказанная французским агро­химиком Грандо. Согласно этой теории, питание растений происходит за счет минеральных веществ, связанных с темно окрашенными перегнойными веществами почвы. Одобренная лестным отзывом Ю. Либиха, она, казалось, разрешила все противоречия старых и новых воззрений на плодородие почвы и питание растений. Для проверки этой теории Костычев вос­пользовался образцами черноземов, собранных и предложенных ему В. В. Докучаевым. В результате им было установлено, что «воззрения Грандо на сущность питания растений и на состояние питательных веществ в почвах не могут быть при­знаны справедливыми... в некоторых случаях получаются результаты удовлетворительные, в других — не согласные с действительностью».

Критикуя теорию Грандо и его метод, Костычев снова подчеркивает необходимость всестороннего исследования ночв. Химический метод Грандо, «даже если бы он оказался надеж­ным, — писал Костычев, — то все равно один он не мог бы дать нам достаточных сведений о почвах... он может сде­латься в крайнем случае только полезной частью полного исследования почв». Изучая почвы, главным образом с точки зрения их плодо­родия, он с большим интересом относился к сообщениям В. В. Докучаева в Вольном экономическом обществе о чер­ноземах. Но исследования Докучаева, имевшие своей задачей изучить чернозем с естественно-исторической точки зрения и производившиеся на огромных пространствах русской рав­нины, шли как бы в другом направлении и не могли дать ответа на вопросы, интересовавшие Павла Андреевича.

Весной 1980 г. на средства Главного управления конно­заводства П. А. Костычев поехал в Воронежскую и Харьков­скую обл. для непосредственного изучения хозяйства степной полосы и черноземных почв. В течение лета он обсле­довал свыше 50 ООО десятин никогда не паханных степей, разных залогов и пахоты различного возраста. «Ходил всюду пешком, — отмечал Павел Андреевич в своих путевых замет­ках, — потому что при переезде можно опустить из виду много особенностей, весьма интересных». И действительно, ничто не ускользнуло от его внимательного взгляда.