КРАТКИЙ ОБЗОР НАУЧНОЙ И ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ П. А. КОСТЫЧЕВА
Фито - и зоопедология

Далее следуют работы Костычева (и его учеников), касав­шиеся физики почв, их структуры, условий передвижения в них влаги, внутренней росы, действия на почвы мороза и пр. Все эти изыскания, сопровождавшиеся тщательным ана­лизом явлений и постановкою поверочных опытов, имеют большое научное и практическое значение. Не менее интересовался покойный Костычев фито - и зоопедологией, а также метеорологическими и геологическими вопросами, имеющими тесную связь с изучением почв. Не все из высказанных им взглядов могут быть признаны одинаково удачными; но везде видно настойчивое и упорное искание истины, беспокойная погоня за нею, приводившая иногда к увлечениям, мы думаем, временным.

Костычевым, между прочим, подчеркнуто значение меха­нического и структурного характера почвы в распределении лесной и травянистой растительности; его близко занимали вопросы о соотношении между химическими свойствами почв и флорой; ему принадлежат некоторые интересные наблюде­ния над населяющими почву животными и им же уделено много внимания прежним и нынешним климатическим условиям степной полосы России.

Исследования над отдельными естественными типами рус­ских почв производились Костычевым во всеоружии его осно­вательных и разносторонних знаний. Первое место среди них занимает широко задуманная монография «Почвы черно­земной области России», из которой была напечатана при ого жизни первая часть: «Образование чернозема». Черноземо-образовательные процессы, характеризующиеся в результате особым количественным и качественным состоянием в черно­земе органических веществ, рассматриваются в этой замеча­тельной монографии с обычной для Костычева детальностью с критическим разбором всех привходящих условий и с по­становкой многочисленных экспериментальных исследований. Меньше по объему, по не менее интересна и поучительна по содержанию другая работа Костычева, переносящая нас из степной России в северную.

Подробнее...
 
Химия или физика почв

По многосторонности своих знаний Костычев занимал особое, выдающееся положение среди русских почво­ведов; опытный химик (как теоретик, так и практик), он был в то же время микробиологом, геоботаником и агрономом. Ни одна отрасль естествознания и сельского хозяйства, сопри­касающаяся с почвоведением, не была чужда Костычеву. Энергия и настойчивость покойного исследователя известны всем, следившим за его работами. С состоя профессором Лесного института и читая по временам необя­зательные курсы почвоведения в С.-Петербургском универ­ситете, он дал около шестидесяти статей, монографий, пере­водов, докладов и заметок; он изъездил вдоль и поперек всю Европейскую Россию, включая Кавказ, Уральскую область и часть Сибири; его не пугали самые кропотливые и мешкот­ные лабораторные исследования над почвами, обыкновенно отталкивающие от себя присяжных химиков.

Ясность и после­довательность изложения, свойственные произведениям и лек­циям Костычева, особенно характеристичные; в каждой строке его статей, касавшихся химии или физики почв, чувствуется хозяин дела. Богатая эрудиция Костычева и целый ряд само­стоятельных исследований создали ему громкую, почетную и авторитетную известность как в России, так и за границей. Имя Костычева как ученого — это бесспорно крупное имя, одно из тех имен, за которыми — в историческом развитии научных дисциплин — закрепляется прочная и благодарная память. Тем более должно быть признательно Костычеву моло­дое русское почвоведение, в ряду представителей которого ему принадлежало, по общему признанию, «одно из первых двух мест».

Припомним в беглом перечне главные из работ покойного профессора-почвоведа. Чрезвычайно важный (в теоретическом и практическом отношении) вопрос о состоянии в почвах фосфора и фосфорной кислоты обращал на себя особое внимание Костычева. Он возвращался к этому вопросу несколько раз, посвятил ему свою магистерскую диссертацию и еще до шести статей и за­меток.

Подробнее...
 
Общество сельского хозяйства

Вопросы чернозема составляли излюбленную тему работ Костычева почти в течение всей его жизни, как это видно из нашего краткого очерка; на разработку чернозема он употре­бил лучшие годы своей жизни. Около двух десятков лет он посвящал все свои силы и дорогое время изучению чернозем­ных почв России. Это обстоятельство обязывает нас, членов одного из старейших обществ сельского хозяйства, обнимаю­щего район, из которого Костычев черпал обильный материал для своих работ.

Находясь постоянно в ближайшем общении с сельскими хозяевами, черпая от них практическую мудрость, Навел Андрее­вич прилагал все свои усилия опытного исследователя, стараясь отделить все постороннее и ненужное и в обработанном и все­сторонне обследованном виде внести в общее научное здание. Теперь Павла Андреевича Костычева не стало. Много вопросов, разрабатываемых и намеченных им, оста­лось неразрешенными. Скоро ли найдется достойный его заме­ститель на поприще, весьма бедном силами русской научи агрономии, - почти единственным представителем которой являлся в последнее время Костычев?

На обязанности сельских хозяев южной и средней чернозем­ной полосы лежит забота не дать заглохнуть молодому детищу, взлелеянному П. А. Костычевым, и открыть возможность оте­чественной научной агрономии развиваться дальше и крепнуть. Последней заботой признательные хозяева всего более почтут память своего руководителя и передадут потомству навсегда память о плодотворной научной деятельности П. А. Костычева, утрата которого всего более ощущается рус­ским земледелием именно в настоящее время, когда наше земледелие вступает на путь научной разработки всех со­прикасающихся с ним вопросов.

Подробнее...
 
« ПерваяПредыдущая123СледующаяПоследняя »

Страница 1 из 3