Вопросы об удобрении и обработке черноземных почв

Пользуясь такой обширной эрудицией, Костычев в начале 80-х годов предпринимает исследование — «Почвы чернозем­ной области России, их происхождение, состав и свойства». В появилась первая часть этого исследования, посвященного образованию чернозема, заглавие которой мы только что привели. Эта работа создала автору имя среди западноевропейских ученых, а его наблюдения и выводы вошли в немецкие и французские учебники по агрономической химии.

Одновременно с лабораторными исследованиями шла обра­ботка летних непосредственных наблюдений, сделанных в раз­личных уголках черноземной полосы, от Подольской и вплоть до Уфимской обл. Этими наблюдениями Костычев делился с читателями министерского журнала «Сельское хозяйство и лесоводство» в целом ряде интересных статей и очерков. Таковы: «Очерки заленшого степного хозяйства», «Перелож­ное хозяйство с краткосрочными залежами», «По вопросу об удобрении и обработке черноземных почв», «Черный пар и его значение», «Сенокосы и пастбища в различных местно­стях России» и другие статьи.

Во всех этих статьях автор старается выяснить различные стороны хозяйственного строя в различных пунктах черно­земной полосы, указывает на недостаточность наших знаний свойств и особенностей степного чернозема и выдвигает вопрос и настаивает на необходимости детального и всестороннего изучения чернозема — житницы России. Все указанные статьи написаны с таким наром и обнаруживают такой глубокий анализ, с которым автор подходил к изучению того или другого явления, что нельзя не признать, что трактуемые вопросы составляли неотъемлемую часть души красноречивого автора статей.

 

Основным базисом этих статей был, в сущности, один и тот же вопрос, «вопрос об обеспечении лучших и постоянных урожаев на черноземе с помощью таких средств, которые имеются у каждого хозяина при обычных способах ведения хозяйства». Оказывается, что таких средств в распоряжении хозяина слишком достаточно, и нужно только, чтобы степной хозяин повнимательнее относился и ближе присматривался бы к своим почвам, к дикой растительности и сменам ее на лугах и сенокосах и не следовал бы при обработке почвы шаблонным указаниям недостаточно проверенной практики. Здесь дело требует обстоятельного знакомства с физическими свойствами почв и физиологическими особенностями каждого из культурных растений. Только при знакомстве с этими двумя факторами и, принимая во внимание состояние погоды и время года и только для данного места, можно более или менее пра­вильно решить — пахать глубоко или мелко. «Поэтому степ­ной хозяин должен обладать такими сведениями, при неиме­нии которых хозяева других местностей могут обходиться без особого вреда для себя».

Много пришлось сделать наблюдений и долго присматри­ваться к почвенным и климатическим особенностям черно­земной полосы, чтобы придти к убеждению, что рекомендовать глубокую или мелкую пахоту в том или другом случае воз­можно только при наличии сведений о всех условиях данной местности. Таким образом, для одной местности в данное время года глубокая пахота будет обусловливать большее накопле­ние влаги в почве, для другой же местности условия сла­гаются как раз в обратном отношении, и мелкая пахота будет более целесообразна в этом отношении. На этом основании Костычев, излагая все научные данные и основания обработки стенного чернозема и указывая на все мельчайшие детали, относящиеся к данному вопросу, предлагает хозяевам решить самим, как поступать при известных условиях: пахать ли глубоко, или пахать мелко, или не пахать вовсе и т. д.