Пчелиные войны, или Печальный конец нашей первой пасеки

В пчеловодстве, как и в любом деле, есть свои особенности. Такие, которые в информационных источниках описаны, но вскользь. Как правило, это местные, региональные особенности. Серьёзная литература не считает нужным на них особо отвлекаться. Специализированные форумы описывают что-то похожее, но как же их тяжело читать из-за огромного количества препирательств, порой переходящих на личности! Найти нужную информацию в этом словесном потоке – что иголку в стоге сена. Поэтому хорошо, конечно, учиться на чужих ошибках, но не всегда получается. Расскажу свою историю пчелиной войны, больше похожую на триллер.

Пчелиные войны, или Печальный конец нашей первой пасеки
Пчелиные войны, или Печальный конец нашей первой пасеки. © wired

Тонкости откачки мёда

Итак, первый мёд мы откачали, самыми «полномёдными» оказались рамочки с сильно потемневшими сотами — теми, на которых семья была куплена и выводила первый расплод. Следующую партию детишек заложили в чистеньких светлых сотах, а старые ячейки пчёлки почистили и залили мёдом.

После откачки такие тёмные соты обычно отбраковывают и отправляют на перетопку. Но есть технические тонкости: при откачке в медогонке очень небольшая часть мёда по периметру рамки остаётся. Поэтому откачанные рамки ставят обратно в улик на день-два, чтобы пчёлки вычистили остатки мёда и перетаскали в другие соты.

При первой откачке я этого не знала, поэтому соты с остатками мёда с рамок срезала и сложила в тазик, чтобы мёд повытекал. Не тут-то было! Не желал он вытекать полностью. Покопавшись в Интернете, я выяснила, что надо отдать его пчёлкам на осушку. Предложение поставить соты неподалёку от уликов (а такое было в одной из статей!) я отмела, как вредительское – налетят на эти соты все: и осы, и шершни, и чужие пчёлы, не отобьёшься потом.

Соты с остатками мёда выложила на кусок плёнки, и вечером, когда пчёлы уже не летали, всё это разместила в магазинных надставках, раздвинув рамочки.

Такой вариант вкупе с местными особенностями стал одной из причин большой войны.

Если поставить соты с медом неподалёку от уликов, налетят и осы, и шершни, и чужие пчёлы
Если поставить соты с медом неподалёку от уликов, налетят и осы, и шершни, и чужие пчёлы

Породы пчёл — это важно

Про породы пчёл я уже писала, но немного повторюсь и введу необходимые уточнения. Среднерусские пчёлы, а также сибирские и дальневосточные весьма агрессивны в силу непростых климатических условий. Защищают добытое, не щадя живота своего. В прямом смысле, поскольку, по Далю, живот — это жизнь.

Разводимые в южных регионах породы карника, карпатка (разных линий) очень миролюбивы и спокойны, даже к частичному изъятию запасов относятся, на мой взгляд, философски.

Но чистые породы разводят крупные пасеки – это выгодно, поскольку матки этих пород весьма плодовиты, а пчёлки способны работать весь тёплый период. Большая семья – много мёда.  А вот любители зачастую разводят или серую кавказскую пчелу (как местная порода, она наиболее приспособлена к условиям), или многочисленные помеси с ней же.

С кавказскими пчёлами любителям легче – они менее ройливы, быстро переключаются с одного медоноса на другой (более обильный), хоботок у них длинный, позволяющий собирать нектар, например, с красного клевера. Но матки заметно менее плодовиты. Характерная особенность: очень склонны к пчелиному воровству (по этому параметру их опережает только итальянская порода), при этом хорошо защищают свои гнёзда от пчёл-воровок.

Так вот, сложившаяся ситуация: мои философы- карники оказались в окружении серых кавказских пчёл. Но и это ещё не всё.

Особенности товарной откачки мёда

Мы качали свой мёд в конце июня, когда отцвели и липа, и каштан, то есть после местного главного взятка. В это же время вернулись с выезда на каштаны (в Туапсинском районе их заметно больше, пчеловоды вывозят свои пасеки туда) два прицепа с уликами  в радиусе не более 500-700 м от нас.  То есть больше 30 уликов с сильными семьями кавказской серой и смешанных пород.

После главного взятка мёд откачивают по-максимуму, он сразу идёт на продажу. Каштановый мёд дорогой, тёмный, с характерным ароматом, долго не кристаллизуется, пользуется спросом.

И вот наши пчёлы с почти полными уликами мёда, да ещё и с уложенными в магазинных надставках сотами с остатками мёда, добрые и философски настроенные, столкнулись с серыми кавказскими соседями, вынужденными срочно пополнять изъятые запасы.

Начало военных действий издалека выглядело как осада – много пчёл кружилось над ульями, пчёлы ползали по стенкам улья, пытаясь проникнуть внутрь
Начало военных действий издалека выглядело как осада – много пчёл кружилось над ульями, пчёлы ползали по стенкам улья, пытаясь проникнуть внутрь

Как мы потеряли наш первый улей

Конечно, мы не ожидали грабежа. И пчёлки наши, по-видимому, тоже, иначе бы не впустили в улей чужих. А те пролететь мимо просто не могли – жара, июль, улики нагреваются на солнце и от них идёт умопомрачительный запах мёда.

Первые пчёлы-воровки, относительно спокойно попавшие в ульи и унёсшие в зобиках мёд, привели с собой сородичей. Сладкое слово «халява» – для всех сладкое!

Наши, видимо, сообразили, что что-то пошло не так и организовали оборону. Начало военных действий заметил муж, и издалека выглядело это как осада – много пчёл кружилось над ульями, пчёлы ползали по стенкам улья, пытаясь проникнуть внутрь. При ближайшем рассмотрении обнаружились защитники на летках, пытающиеся не пустить чужих пчёл.

Срочная консультация в Интернете выдала результат – прикрыть летки и переждать нашествие. К концу дня, или, максимум, через сутки, пчёлы-воровки должны понять, что ничего им тут не светит. Поэтому летки были закрыты, и остаток дня посвящён поиску информации об эффективных методах борьбы.

К вечеру немного полегчало: чужие улетели, для своих я открыла летки и впустила их домой. Соты, уже очищенные от мёда, из магазинных надставок убрала. Летки оставила приоткрытыми «на одну пчёлку».

Столпотворение началось ранним утром. Пчёлы-воровки полетели, кажется, со всей округи. Своих я снова закрыла в улье, а с чужими начала планомерную борьбу. Пчеловоды советуют летки и все щели намазать соляркой или керосином, чтобы перебить запах мёда и отвадить чужих пчёл. Попробовала, не помогло. К обеду над ульями летали рои пчёл, ползали по стенкам ульев, пытаясь найти щёлочки и пролезть. Появились шершни и начались зверства: шершни хватали пчёл, отрывали им головы и утаскивали к себе.

Дым и вода ни на пчёл, ни на шершней видимого влияния не оказали. Натирание летков и стенок ульев луком и чесноком тоже не принесло результата. С меня сошло семь потов, поскольку — жара, июль, а я в полной пчеловодной экипировке мечусь между Интернетом и пчёлами. До вечера опробовала ещё отпугивание репеллентами (не помогло). Уже в темноте с фонариком подходила к ульям, хотела приоткрыть летки – по ульям ползали пчёлы.

Только на рассвете пчёл стало совсем мало, и я быстро засунула в ульи поилки с водой – жара ведь! Осматривать было некогда, количество пчёл вокруг увеличивалось в геометрической прогрессии с каждой минутой. Накрыла ульи укрывным материалом – чтобы солнце сильно их не нагревало, да и чужих пчёл дезориентировать.

Ещё день мои пчёлы просидели в осаде. Уже к обеду укрывной материал был серым от ползающих по нему пчёл. Шершни пиршествовали. Жуткое зрелище! Вечером укрывной материал со всеми, кто там был, я сдёрнула, утащила подальше и залила дихлофосом.  И даже совесть не мучила.

На рассвете мы перевезли один улей под широко разросшийся куст фундука, в довольно прикрытое место. А вот второй перевозить не пришлось. Меня насторожила тишина в улье, пришлось открыть. Матки там уже не было и по рамкам сиротливо ползали редкие пчёлки. На днище — куча мёртвых пчёл.

Рамки с мёдом забрали на откачку, улей с сушью и вощиной закрыли и оставили на месте.

Столпотворение пчел началось утром
Столпотворение пчел началось утром

Как наши пчёлы проиграли войну соседским

Спасённый улей стоял уже не на виду, и я то и дело бегала к нему выяснять обстановку. Пчёлы летали, тащили обножку, жизнь налаживалась. Рамки после откачки мёда я отдала им на обсушку, и они прекрасно справились. Пережитое не прошло бесследно, пчёл в семье существенно поубавилось. Магазинную надставку я убрала, оставила сушь и несколько рамок с мёдом. Матка сеяла, расплод был открытый и печатный, так что мы надеялись на лучшее.

Дальнейшее развитие событий было обусловлено засухой. С середины июня до августа был один дождь, да и то не дождь, а одно название – побрызгал немного сверху и всё. Трава пожухла, даже цикорий перестал цвести. Нектар пчёлкам брать негде. А у наших – рамки с мёдом и семья слабая. В общем, хватило одного дня, когда нам потребовалось срочно отлучиться.

Вернувшись, обнаружили улей, облепленный пчёлами. Всё закрыли и оставили до утра. Осмотр на рассвете показал полупустые соты и кучу мёртвых пчёл на дне улья и возле него. Матку воришки тоже убили.

Вот так бесславно закончился наш первый пчеловодный сезон, оставив на память 15 кг мёда и печальный опыт.

Читайте также предыдущие статьи автора на тему пчеловодства:

  • Как я стала пчеловодом
  • Сколько стоит стать пчеловодом, или Что купить для первой пасеки?
  • Практический опыт пчеловода — от покупки пчёл до первого мёда

Дорогие читатели! Эта печальная история случилась в прошлом году. Теперь у нас новые пчёлы, помесные. Им тоже всю вторую половину лета пришлось отбиваться от воровок, я же регулярно обмазывала ульи пихтовым маслом и уменьшала/увеличивала ширину летков. Пчёлы стали злыми, поскольку фейс-контроль на входе в улей — процедура утомительная и тормозящая работу. Меня тоже несколько напрягала постоянная беготня к уликам и сложность осмотра семей (воришки налетают моментально). Эффективных методов защиты я пока не нашла. Может, кто подскажет?

0
Ссылка на основную публикацию